Песни людские прекрасней, чем люди, надёжней, чем люди, печальней, чем люди,
прочнее, чем люди, и песни любил я больше людей.

Я бы мог бы жить в одиночестве, прожить без песен не мог, я изменял любимой,
но песням её был верен, и песни мне не изменяли, я их понимал на любом языке.

В этом мире из всей жратвы и питья, из всех путешествий и происшествий,
из всего, чему я внимал, из всего, что я понимал, обнимал и трогал, -
ничто, ничто не делало меня счастливей, чем песни.

Назым Хикмет
(перевод Давида Самойлова)